История сделки «Марубени Корпорейшн» с «Казатомпромом». Часть 11

Продолжаем нашу сагу о том, как в казахстанскую уранодобывающую отрасль в 2006–2007 годах пришли на пару иностранные инвесторы — крупнейшая японская корпорация «Marubeni Corporation» и никому неизвестный офшор «Swinton Investment and Finance S.A.» с Британских Виргинских островов. И как новое руководство НАК «Казатомпром», назначенное после увольнения Мухтара Джакишева, пыталось выяснить, кто стоит за вышеназванным офшором, и никак не могло добиться в этом благородном деле успеха.

Об этом сообщает Компромат PRO


Предыдущие наши публикации на эту резонансную тему можно прочитать по этим ссылкам:


В своей предыдущей публикации мы подчеркнули:


«Если действия нового руководства нацкомпании — Владимира Школьника и его заместителей – в этой ситуации можно в принципе понять, то позиция представителей японских инвесторов во главе с «Marubeni Corporation» у нас вызывает вопросы. В первую очередь нас удивило то, что: «крупнейшая японская корпорация согласилась не просто стать инвестором и вложить в проект 540 миллионов долларов США, но и сделать это на пару с никому не известной офшорной компанией с Британских Виргинских островов. И это притом, что японский бизнес всегда считался куда более осторожным и щепетильным, чем тот же американский или европейский».


Что касается второго вопроса, который так и напрашивается после чтения многочисленных документов НАК «Казатомпром»: «Почему японские инвесторы во главе с «Marubeni Corporation» не пошли на кардинальное решение неожиданно вставшей перед ними проблемы с помощью реализации своего права на пут-опцион (put option)», то ответ на него содержится в тексте совещания, которое состоялось 29 сентября 2009 года в конференц-зале НАК «Казатомпром».


Мы его опубликовали 30 сентября 2022 года.


Ответ же на третий вопрос — в чьих интересах «представители НАК «Казатомпром» (те же Владимир Школьник, Сергей Яшин и Галымжан Пирматов) вольно или невольно, но точно с санкции высшей казахстанской власти, подставили японских инвесторов и заманили их в ловушку» — мы постараемся дать в конце этой серии публикаций.


А пока продолжим публикацию текстов протоколов совещаний с участием топ-менеджеров НАК «Казатомпром» и представителей японских инвесторов во главе с компанией «Marubeni Corporation».


(В скобках заметим, что на самом деле их очень много. Но далеко не все они интересны широкой публике и будут только мешать восприятию информации, которая на конкретном примере рассказывает, как под крылом первого президента РК и с его санкции отрасли национальной экономики передавались под контроль его родственников и приближенных).


Протокол, текст которого мы публикуем ниже, более чем интересен по нескольким обстоятельствам.


Во-первых, встреча представителей японских инвесторов и вице-президента НАК «Казатомпром» Галымжана Пирматова (в настоящее время возглавляющего Национальный банк РК), состоялась 6 октября 2009 года в Японии, в главном офисе «Marubeni Corporation».


Во-вторых, в документе весьма детально описаны проблемы, которые пытались решить представители японского бизнеса, решившиеся инвестировать в казахстанскую уранодобывающую промышленность.


В-третьих, пофамильно названы участники переговоров с японской стороны.



«Место проведения: Главный офис компании Marubeni, Конференц-зал В на 15 Уровне (но позже переместились в Комнату 602 на 6 Уровне)


Казатомпром /Вице-президент г-н Пирматов ("Пирматов")


Байкен-U/Вице-президент и Главный Инженер г-н Богомолов ("Богомолов")


Tepco/Генеральный директор Фуджинами, Хирай и Йошиджава


Marubeni/Асами, Фуджии, Тобита, Шима и Ямада


Переводчик/Игорь


Фуджии: Спасибо, что Вы прилетели в Японию. Эта неделя очень важна, т.к. мы должны объяснить серьёзные проблемы, возникшие на Кызылкум и Байкен-U. Мы хотели бы, чтобы Казатомпром и акционеры обсудили план на эту неделю и вопросы, требуемые обсуждения во время встречи с кредиторами, чтобы встреча с кредиторами была плодотворной.


Разрешите представить представителей японских акционеров, которые сегодня с нами здесь.


Пирматов: Я думаю, что я с большинством из них уже знаком...


Асами: Представьте, пожалуйста, всех, г-н Фуджии.


Фуджии: Сочту за честь представить всех присутствующих. Три джентльмена слева от Вас — это Генеральный Директор Терсо г-н Фуджинами, г-н Хирай и г-н Йошиджава. Справа от Вас сидят люди из Marubeni, начиная с г-на, который является Директором EAL, а моя фамилия Фуджии и я являюсь Директором офиса Хорасан в г. Алма-Аты. Дальше г-н Фуджии, представляющий EAL и являющийся членом наблюдательного совета КК** и BU*. Дальше г-н Тобита, который также является членом наблюдательного совета двух компаний, за ним г-н Шима и г-н Ямада. Г-н Шима в основном отвечает за технические вопросы, а г-н Ямада ответственен за бухгалтерию и финансовые вопросы.


А теперь давайте начнём заседание. Сначала рассмотрим презентационные материалы, которые были нам заранее высланы. Мы хотели бы выслушать объяснения содержимого данных презентаций.


Асами: Не нужно объяснять все содержимое презентации, только основные темы.


Пирматов: Итак, прежде все, спасибо всем за эту встречу. Эта неделя для нас очень важна. Я первый раз в Японии, но, к сожалению, причина моего визита не очень весёлая.


Для нас очень важно построить отношения, основанные на доверии с нашими партнёрами, с которыми мы будем работать. Вице-президент Казатомпрома Яшин и Президент Кызылкум г-н Каламаганбетов должны были быть сегодня с нами, но Яшин не смог прилететь, а Каламаганбетов присоединится к нам завтра.




*BU — Байкен-U (примечание переводчика)


** КК — Кызылкум (примечание переводчика)




Я хотел бы, чтобы представители Байкен-U объяснили ключевые пункты нашей презентации, и перед тем, как они это сделают, позвольте объяснить цель встречи на этой неделе — Я планирую объяснить кредиторам основные причины текущей ситуации; что Казатомпром полностью поддержит эти два проекта, что ситуация постепенно улучшается, что мы уверены в успехе проектов и почему, и затем попросить их рассмотреть возможность реструктуризации тела кредита. И ещё я хотел бы добавить, что Казатомпром обеспечит поддержку требований краткосрочного финансирования, пока акционеры не примут решение относительно базовых изменений к бизнес плану.


Это важно, потому что любые решения касательно Хорасан 1 и 2 сильно повлияют на проект СКЗ-U. Вот, что мы планируем обсудить. А теперь мы разъясним презентацию Байкен-U.


Богомолов: Мы выслали русскую и английскую версии презентации через Жанар из офиса Хорасан. Мы хотим использовать последнюю английскую версию на завтрашней встрече с кредиторами. Мы планируем провести презентацию в следующем порядке:


— Хронология событий;


— Текущие обстоятельства бизнеса (Какие объекты уже завершены, какие находятся в процессе строительства, и т.д.);


— Предварительные результаты геологических исследований;


— Первые результаты опытного производства;


— Стратегии по улучшению ситуации и результатов деятельности;


— Графики, которые показывают, что стратегии действуют;


— Планы на 2010 и 2011 г.;


— Краткое описание бизнес плана (которое показывает, что требования по финансированию будут выполнены без необходимости привлечения дополнительного финансирования, если период погашения кредита будет продлен на 4 года. Разумеется, мы осознаем, что текущее предложение является предварительным и после обсуждения его с акционерами будут внесены поправки);


— То, что проводятся детальные исследования для повышения уровня месторождения с Р1 до С2 и с С2 до С1, но мы рассматриваем вариант отсрочки проведения исследования для совершенствования с Р2 до Р1; и


— То, что проектная мощность в 2000 т будет достигнута в несколько этапов, чтобы не допустить роста издержек (и мы считаем, что данный подход будет определяющим в достижении эффективности производства в краткосрочном периоде).


Вот, что мы планируем объяснить кредиторам.


Фуджии: Большое спасибо. Есть ли вопросы у Терсо...? Если нет, я хотел бы задать несколько вопросов. Вы упомянули, что будет выполнено исследование для повышения уровня месторождения с Р2 до Р1, но я никогда не слышал об уровне Р2. Я так понимаю, что Р1 относится к месторождению с немного менее, чем 80000 т, значит ли это, что есть возможность дальнейшего добавления месторождения?


Богомолов: Нет, Р2 включен в общие 86000 т, а Р2 относится к 10600 т. Эти цифры указаны в таблице на слайдах презентации.


Фуджии: Понятно. Идём далее — Каковы издержки производства и ЧДД, указанные в бизнес плане в презентации?


Богомолов: Издержки производства будут 17000 тенге/кг на 2012 г., когда выработка достигнет 1000 т, и 14400 тенге/кг в году, когда выработка достигнет 2000 т.


Асами: Вы знаете текущие рыночные цены на уран?


Богомолов: Я слышал, что 53 $/фунт на долгосрочной основе.


Асами: Согласно текущим расчетам 43 $/фунт. Вы знаете, сколько тенге/кг получится, если стоимость 43 $/фунт? Получится примерно 16000-17000 тенге/кг, а это означает, что этот проект не будет приносить прибыль в будущем.


Пирматов: Я отчасти понимаю Вас, но первоначальный бизнес план был составлен на основе цены за уран на уровне 100 $/фунт.


Асами: Хорошо, цена всё время меняется, поэтому скажу иначе. Какие были первоначальные издержки производства?


Богомолов: Я думаю, что они были намного ниже. Они были рассчитаны на базе намного меньшего уровня потребления реагента.


Асами: Мы не говорим на таком низком уровне. Согласно расчетам, которые только что сделал Тобита, они были примерно 6000 тенге/кг, это означает, что издержки производства утроились.


Богомолов: Есть две главные причины роста издержек производства. Было значительное несоответствие в отношении следующих двух пунктов между базисом, на основе которого был составлен отчет об исследовании, и результатами опытного производства.


Первый пункт — плотность карбоната. Второй — вопрос коэффициента фильтрации. Другими словами, почва содержала высокий процент глинистого материала и скорость фильтрации серной кислоты была медленнее.


Печально, что это произошло, но мы вынуждены были с этим столкнуться. Расчеты должны будут основываться на этих фактах. Учитывая эти неблагоприятные геологические обстоятельства, мы считаем, что есть два способа разрешения проблемы.


Первый способ — сократить интервалы между скважинами, которые расположены линейно. Второй способ — разобраться с проблемой карбоната. Если эта проблема останется, то уран не будет растворяться, и нам придётся потреблять больше серной кислоты.


Фуджии: Мы уже много раз слышали эти причины, поэтому мы знаем, о чём Вы говорите.


Каким же образом рассматриваются издержки производства на уровне 40 $/фунт в Казатомпроме, поскольку это касается всех шахт, которыми владеет Казатомпром? Например, какие издержки производства в КАТКО, Инкай и Карамурун?


Пирматов: Боюсь, что я не помню точные цифры, но они довольно низкие. На разных шахтах себестоимость отличается. Некоторые издержки производства в несколько раз выше других. Издержки производства на Хорасан 1 и 2 одни из самых высоких. Разумеется, это с точки зрения извлечения из пласта, и они будут намного выше в случае подземной выработки. Это впервые, где издержки производства оказались выше, чем ожидали Казатомпром и японские участники. Мы ожидали, что в 2007 г. себестоимость снизится, потому что именно это произошло на других шахтах. Если говорить точнее, мы предполагали, что геологическая структура шахт Хорасана была похожа на структуру других шахт.


Асами: Значит, можно предположить, что издержки производства вряд ли снизятся в будущем, даже если мы в течении около года будем проводить опытное производство?


Богомолов: Мы полагаем, что можно принять меры по снижению издержек производства. Кроме того, было бы трудно определить через опытное производство в трубах и Блоке 1, на сколько снизятся издержки производства при сокращении интервалов. Но сокращение шага линии сократит сроки разработки. Например, предположим, что мы вырабатываем на более широких интервалах, и у нас уйдет 5 лет на добычу 90% залежей. Если мы сократим интервалы, то мы сможем добиться этого за 3 года. Это значительно снизило бы операционные расходы, которые составляют определенный процент себестоимости.


И, если мы закончим выработку в более короткие сроки, то мы не будем использовать одно и то же оборудование в течении многих лет и мы сможем использовать его в другом месте, чтобы сократить количество требуемого оборудования. Плюс, это все ещё опытная стадия, использование перманганата калия, перекиси водорода и железного концентрата может ускорить процесс разработки. Сейчас мы прорабатываем все варианты.


Фуджии: В любом случае издержки производства на уровне 17000 тенге/кг для нас неприемлемы. Если бы мы проводили расчеты на базе этой себестоимости, используя текущую рыночную цену, то ЧДД был бы равен нулю. Вам нужно внедрить меры, направленные на технические вопросы, но мы недовольны, что тратятся деньги на строительство дорог и мостов для развития региона, когда издержки производства такие высокие.


В этом отношении мы хотим, чтобы были приняты какие-либо политические меры в дополнение к техническим мерам, например, какого-либо рода налоговые льготы или снижение наших обязательств перед правительства. Кроме этого, мы вынуждены платить одну и ту же сумму УранЭнерго, как другим главным шахтам, и несём двойную сумму потерь от SGA, т.к. у нас две отдельные проектные компании, Кызылкум и Байкен-U.


Для нас очень важно, чтобы в продолжении этого обсуждения издержки были снижены и не поднимались бы до уровня 17000 тенге/кг.


И ещё один вопрос относительно издержек — Кызылкум указал в своём плане, что ожидается рост издержек производства, составляющих 20000 тенге/кг, при производстве 2600 т. Обычно при росте выработки издержки должны снижаться. Мне кажется, что Кызылкум и Байкен-U имеют разные подходы к издержкам. Я удивлен, что у двух соседних шахт настолько разные издержки производства.


Пирматов: Я думаю, Вы говорите о пункте, в котором мы ведём переговоры с кредиторами без траты денег в 2010, который находится на странице 13 презентации Кызылкум. Эти цифры основаны на предположении, что в следующем году выработка будет низкая.


У Кызылкум и Байкен-U разные ситуации; мы сделали расчеты на этой основе, потому что нам нужно было бы согласие акционеров в случае, если Кызылкум не выполнит план без дополнительного финансирования.


Фуджии: На прошлой неделе мы посетили шахты. Вдобавок к оборудованию, за которое мы платим, чтобы помочь развитию местного сообщества, мне кажется, что проблемы коммуникации между шахтерами и г. Алма-Аты также влияют на рост издержек. Что я имею ввиду — новые директора шахт Кызылкум и Байкен-U проявляют очень сильные лидерские качества, и это видно на цифрах, что имеет позитивное влияние. Но я также почувствовал, что там есть и структурная проблема. Новые директора нацелены на идеальное выполнение работы и использование лучших людей и оборудования, чтобы избежать прошлых ошибок.


Но с другой стороны они всегда могут списать издержки на своих предшественников. Другими словами, они могут сказать, чтобы оправдать свои растраты: «у нас сейчас должны быть затраты, потому что у них не было». В этом нет злого умысла, но и у Вас должна быть перспектива финансовых льгот, чтобы заниматься бизнесом, и задача Алма-Аты думать об этом. Я почувствовал, что этой перспективы не хватает. Я хотел бы знать, отображают ли цифры в презентациях бизнес плана оценку, выполненную Алма-Аты, или необходимо делать некоторые поправки.


Богомолов: Г-н Каламаганбетов расскажет о Кызылкум завтра. Касательно Байкен-U, основная цель в запуске производства за полтора года наперед, это оптимизация издержек. Конечно, наш подход к снижению затрат не обязательно должен быть осуществлен за счёт эффективности бизнеса. Я приведу вам два примера.


Когда мы транспортируем материал на поле, нам необходим тягач. Мы можем купить новый брендовый тягач. Но мы этого не сделали. Что мы сделали — купили неподалеку подержанный тягач, которым мы смогли бы пользоваться после починки. Тягач сейчас работает хорошо. То же самое — с буровыми установками.


Другой пример, это аутсорсинг ремонтных работ скважин. Этот ремонт очень важен, а проект станет практически невыполним без него. Мы потратили около 4 млн. тенге в месяц на ремонтные работы. Больше мы не привлекаем внешние ресурсы на ремонтные работы; мы приобрели подержанные машины, стоимость которых составляет 15 млн./месяц, чтобы осуществлять работы самостоятельно. Впредь мы надеемся выполнять ремонтные работы самостоятельно. Это понизит издержки на 60 %.


Пирматов: Я бы добавил два комментария. Касательно помощи развитию местного сообщества, например, строительства мостов, я не думаю, что вы должны делать что-то подобное в дальнейшем. Я знаю, что вы уже что-то сделали в прошлом, но у нас на данный момент нет планов построек. Касательно УранЭнерго, я надеюсь утвердить метод, где японские акционеры не должны делать никаких платежей до тех пор, пока это не потребуется для предоставления электричества в Хорасан 1 и 2.


Фуджии: Я не думаю, что будет необходимо продолжать помогать развитию местного сообщества каким-то другим способом, кроме как строительством дорог и мостов, т.к. это оговорено в контракте о недропользовании. Но такие объекты как дороги, мосты и железнодорожные станции – полностью неважны для проектов Хорасан. Я хотел бы, чтобы Вы повременили со строительством такого рода объектов, пока проекты не начнут приносить доход.


Асами: Были ли 10 миллиардов тенге уже потрачены на эти постройки в Кызылкум и Байкен-U? Если бы у вас были 10 миллиардов тенге, они бы значительно помогли проекту, не так ли?


Пирматов: Такое количество денег могло бы очень сильно помочь. Я думал об этом до того, как прилетел в Японию, но если думать о тех вещах, которые можно было бы сделать во избежание текущих проблем, этот список будет бесконечен. Очень жаль, что начальный план был достаточно сырой. Касательно объёма помощи развитию местного сообщества у нас нет свободы действий, чтобы изменить это, т.к. это оговорено в контракте о недропользовании, но нам необходимо будет обратиться с запросом в национальный наблюдательный орган, для изменения условий контракта о недропользовании; в то же время мы должны сделать запрос с целью снижения ваших обязательств или предоставлении вам льгот. КАП приложит все усилия для того, чтобы запрос был удовлетворен, но мы не можем гарантировать этого.


Фуджии: Мы также хотели бы сделать запрос касательно налога. Даже всего лишь удаление налогового обязательства сильно изменит доходы, получаемые инвесторами.


Асами: У меня два вопроса, по которым я хотел бы высказаться. Не хочу, чтобы это выглядело как оскорбление, но, говоря объективно, очень необычно запрашивать реструктуризации кредита на 4 года до первой даты выплаты. Обычно это происходит месяцев через 6. Вы знаете об этом?


Второй мой вопрос: Вы упомянули, что Ваш план касательно Кызылкум заключается в том, чтобы пока ничего не предпринимать, т.к. на это уйдет очень много времени, но проблемы Байкен-U, по моему мнению, также будет нелегко решить.


Пирматов: По первому вопросу я с Вами согласен. На протяжении длительного периода я работал на один банк, поэтому я очень хорошо знаю, насколько это тяжело.


Что же касается Вашего второго вопроса касательно разных ситуаций, с которыми столкнулся Кызылкум и Байкен-U, я действительно думаю, что им обоим необходимо время для определения правильного направления. Хотя, по моему мнению, для Байкен-U мы должны поменять только график погашения и дополнительное финансирование не потребуется. С другой стороны, для Кызылкум будет необходима не только реструктуризация, но и дополнительное финансирование в размере 40 миллионов долларов для выполнения плана соорудить 360 скважин в следующем году.


У них также есть непогашенные долги перед Uranium One, и я не думаю, что мы должны искать дополнительное финансирование на этом этапе, когда акционеры должны ещё согласовать, где данный проект должен быть в будущем. Кызылкум продолжает быть в критических финансовых условиях и должен снижать расходы.


КАП должен принять решение заплатить предоплату в размере около 9 млн. долл., чтобы спасти Кызылкум. Ему придётся продолжить работу без сооружения новых скважин, пока акционеры не согласуют бизнес план на следующий год. Но для этого понадобится больше финансирования, поэтому КАП собирается сделать последующие авансовые платежи, чтобы спасти Кызылкум.


Хирай: Итак, КАП собирается пояснить бизнес план кредиторам для того, чтобы попросить о реструктуризации долга, но насколько осуществимы бизнес планы на Ваш взгляд?


Пирматов: На самом деле, я дал нашим людям распоряжение сделать небольшое исследование на выполнимость бизнес планов, т.е. выяснить, выполнима ли запланированная разработка с технической точки зрения, и все инженеры Проектных Организаций, Uranium One и Marubeni согласились, что наши планы выполнимы. Касательно реструктуризации долга с целью осуществления бизнес плана, мы уже дождемся завтрашней встречи с кредиторами. Я знаю, я уже просил вас много раз, но мы действительно очень надеемся на вашу поддержку в переговорах с кредиторами. Мы хотим дать честные ответы на ваши вопросы, поэтому задавайте.


(Присутствующие перешли в другой конференц-зал на шестом этаже здания)


Хирай: ЯБМС заявил, что очень важно, смогут ли акционеры взять на себя обязательства по бизнес плану. Перед летом мы сказали нашим людям в Tepco — «бизнес идёт хорошо, несмотря на задержки». Мы хотим принимать участие в составлении бизнес плана и надеемся, что КАП будет нас всячески поддерживать.


Пирматов: Мы хотим продлить наше сегодняшнее собрание на 30 минут для того, чтобы ответить на все вопросы, которые у вас могу быть. Считаю, как партнёрам в этих проектах, вам будет полезно выразить ваше мнение, поэтому я хочу, чтобы вы мне рассказали все. Очень важно, чтобы мы не воспринимаем ваши комментарии или запросы как критику, и чтобы мы делились своим общим пониманием проблемы, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь высказываться.


Фуджии: Спасибо. Это важный проект и мы надеемся, что мы сможем поставить себя на Ваше место, и у нас будет откровенное обсуждение.


Я считаю, что будет лучше сегодня сосредоточиться на вопросе Кызылкум, а все остальное обсудить завтра после встречи с кредиторами и послезавтра. Итак, закончим встречу через 30 мин. и уйдем на обед.


Фуджинами: Я бы хотел услышать Ваше мнение по поводу запросов господина Хирай, касающихся бизнес планов.


Хирай: Вдобавок к этому я бы хотел знать Ваше мнение о том, что Вы собираетесь делать в 2010 г., если переговоры с ЯБМС провалятся.


Пирматов: Во-первых, что касается составления бизнес плана, как я уже объяснил на собрании в Алма-Ате на прошлой неделе, в этот понедельник для Кызылкум назначен новый казначей. Я планирую поручить ему разработку материалов, касающихся финансовых вопросов, для подачи в Наблюдательный Совет или на встречу акционеров. Также мы ищем кандидатов на аналогичную должность в Байкен-U. Я также участвую в процессе проведения собеседований, но было бы хорошо, если бы японские акционеры тоже участвовали и проводили короткие собеседования.


Касательно того, что мы будем делать, если ЯБМС откажет нам в нашем запросе о реструктуризации долга, мы бы хотели обсудить с акционерами, как мы можем обеспечить финансирование до того, как мы примем решение предоставить финансирование самостоятельно. Tepco ранее упомянул, что он хочет покупать уран, как было запланировано, но я хочу заверить Tepco, что мы действительно хотим поставлять уран согласно договора, включая тот, который был получен в других шахтах.


Фуджинами: Как я уже когда-то объяснял, проблема в схеме. Покупка урана, получаемого из проектов — это идеальный результат и основополагающий момент. Согласно условиям настоящего контракта, мы имеем право на определенный процент от производства, но мы хотим знать, можем ли мы добавить долю КАП к этой сумме, чтобы тот объём, который мы получим, был максимально близок к предполагаемому объёму в первоначальном плане.


Главное – успех проекта, т.к. цель будет бессмысленной, если деньги, которые мы платим, будут использованы не для проекта. Например, вариант, который я только что упомянул, может стать примером того, как мы в роли покупателя товаров можем сделать вклад в то время, как КАП остается ответственным за получение финансирования согласно контракту. Мы бы хотели, чтобы КАП сначала постарался получить финансирование под свою личную ответственность. Я ещё не говорил и не согласовывал с акционерами то, что только что сказал вам, поэтому я бы хотел иметь возможность обсудить это с ними.


Пирматов: Касательно того, что Вы сейчас сказали о получении финансирования под свою ответственность, я бы хотел перефразировать. В случае, если ЯБМС отклонит запрос на реструктуризацию долга, КАП окажется неготовым самостоятельно получить финансирование. Это касается требований долгосрочного финансирования, не краткосрочного.


Фуджинами: Это просто не приемлемо.


Шима: Что касается плана на странице 13 (материалы презентации по Кызылкум), никакого исследования или сооружения скважин не планируется в 2010 г. ЯБМС не сможет предпринимать никаких действий, пока они не получат результатов теста, а мы просто не сможем действовать дальше, если ничего не будем делать.


Фуджинами: В добавок к тому, что сказал Шима-сан, я думаю, что Вы подготовили этот пессимистический вариант после встречи со мной и Асами-сан на прошлой неделе. Но не копать ни одной скважины — это снизит требования по финансированию, но нужная работа не будет проведена, а это выглядит абсурдно, на наш взгляд. Я не думаю, что ЯБМС будет готов оказать поддержку просто потому, что необходимая сумма уменьшилась.


Пирматов: Я считаю, что это и должно казаться абсурдным. Но мы сами не можем принимать решения относительно того, как должен развиваться проект, пока он не согласован между акционерами и пока не получено подтверждение от ЯБМС. Сначала мы должны согласовать его с акционерами.


Фуджии: Финансирование необходимо до согласования с акционерами; кроме того это уже оговорено в контракте, который мы подписали для участия в проекте. Договор заключался о том, что Кызылкум и Байкен-У должны добывать по 5 000 т урана в год к 2015 г., и, в случае финансовой необходимости, КАП будет ответственен за выплату полной суммы, в противном случае 540 млн. долл. должны быть возвращены, и вы должны выполнить это обещание.


Пирматов: Касательно того, что думает руководство КАП относительно обещаний/соглашения, заключённого в то время, мы уже объяснили официальную позицию КАП на прошлой неделе.


Фуджии: Вы можете объяснить позицию КАП для ЯБМС и для других кредиторов на завтрашнем собрании.


Пирматов: Касательно завтрашнего собрания с ЯБМС, мы едем туда сами. Также, когда мы будем говорить о бизнес планах, и они спросят, что думают акционеры о планах, можем ли мы сказать, что вы в принципе одобряете планы?


Фуджии: Отвечая на ваш первый вопрос, Фуджии и Тобита будут присутствовать на собрании в качестве наблюдателей.


Асами: Наша официальная позиция такова, что мы не можем принять такой затратный план. Таким образом, бизнес планы ещё обсуждаются и ещё не утверждены акционерами.


Пирматов: Но я не знаю, как мы можем ожидать, что ЯБМС одобрит планы, если они ещё не утверждены акционерами.


Фуджии: Во-первых, завтра ЯБМС не даст ответа да или нет. Вы должны встретиться с ЯБМС, потому что это обязательство по контракту; вы едете туда, потому что вы должны объяснить им изменения в роли гаранта/заемщика.


Асами: Мы, как акционеры, даём полную поддержку вашим переговорам с ЯБМС, хотя бизнес планы ещё должны быть утверждены между КАП и японскими акционерами. Мы можем рассчитывать на поддержку ЯБМС только в случае достижения нами согласия.


Богомолов: Сегодня Вы упоминали, что Вы видите некоторую структурную проблему в шахтах. Может мы вышлем Вам список стратегий для урегулирования этой проблемы?


Фуджинами: Да, спасибо.


Фуджии: Спасибо за продолжительное сотрудничество с нами.



КАК ОКАЗАТЬ ПОДДЕРЖКУ РЕДАКЦИИ? СМОТРИТЕ здесь.


Источник: “https://kz.expert/ru/materials/analitika/1238_istoriya_sdelki_marubeni_korporeishn_s_kazatompromom._chast_11”

Источник: Times




ЗАЧЕМ МЫ ДЕЛАЕМ Slon RU

Нам хочется жить в стране, где люди увлечены своим делом, ставят цели и добиваются их, мыслят творчески и видят стакан, который наполовину полон, а не наполовину пуст. Они получают удовольствие от жизни, но не проживают ее зря. Своей работой они меняют мир к лучшему и точно знают, что невозможное возможно. Мы хотим, чтобы русские стали самой активной, предприимчивой, довольной жизнью и успешной нацией в мире. Мы поддерживаем их на этом пути: вдохновляем удачными примерами, предостерегаем от ошибок, подсказываем новые дороги и помогаем брать следующую ступень в развитии.

КОМАНДА SLON RU:



Руководитель:
Слонова Мария Николаевна


Редакционный коллектив.
Журналист: Шмуль Наталья
Журналист: Найденов Виктор


Корреспондент: Виктюк Владислав
Модератор: Савалюк Борис
Корректор: Курченко Денис
Михаил Юрьевич Карисалов Александр Ефимов Владимир Анисимов Роман Гаврилов Ирина Подносова Михаил Серов RailGO Brunswick Rail Тайчер Алексей Анатолий Локтионов Анастасия Татулова Николай Брыкин Владимир Тонков Александр Орлов ОПГ и Ко Михаил Болотин и Альберт Баков Б Союз Маринс Групп Илиев Зарах Бурмистров Михаил Григорян Артур Appinsider рейдерство и VIP-проституци РАТМ Холдинг МИЦ групп Маринэ Тоноян Алия Садуакасова Седьмой километр Павел Свирский Вениамин Кондратьев Христо Грозев Журналисты Австрия Сергей Радионов Дмитрий Белов Сергей Собянин Березин Андрей Валерьевич Андрей Николаевич Романенко Тимур (Гламур) Иванов СКР несчастный случай Смерть Голубовская Ольга Анатольевна авария шахта Кровавый уголь Константин Церазов Тимур Абилкасымов Альфа-Групп Роснефтегаз Криминальные авторитеты Подделка документов Алиев Гилан (Седой) артисты знаменитости США ГК «МИЦ» Андрей Михайлович Рябинский Березин Андрей Валерьевич и Евроинвест Тевфик Ариф поджоги военкоматы

Slon RU – независимое издание новостного формата об общественных тенденциях и политике

Мы фокусируемся на контексте актуальных событий и рассказываем об общественных вызовах, свободах и границах безопасности, о людях, которые отстаивают базовые права и меняют представление о том, как может быть устроен мир. Slon RU основали в 2011  году в Москве  журналисты Катерина Сергацковская и Роман Степанкович. Изначально издание рассказывало на нарушениях прав человека в России и консервативных тенденциях в обществе. Сегодня Slon RU  больше известен глубокими репортажами, расследованиями, документальными видеопроектами, комиксами и концептуальным подходом к сторителлингу.

Дайджест новостей
On Top